?

Log in

Пять лет назад на свой страх и риск я сделала проект, которым до сих пор горжусь, «Красную Книгу», в которой собрались 100 поэтов. Несколько месяцев я принимала стихи, отсеивала и редактировала, спорила и радовалась.

Книга вышла. Мы устроили большой концерт-презентацию в Москве и Питере, и те, кто там был, не дадут соврать – было и вправду очень здорово.
Затем я собрала еще один сборник, в который вошло 50 авторов, «Грустную книгу». И это тоже был прекрасный опыт как для меня, так и для всех авторов-участников.

Предлагаю сделать это снова, с новыми силами, с новыми авторами, с новыми целями и амбициями.

Итак, объявляю начало конкурса на участие в новом замечательном поэтическом сборнике.

Что нужно от вас: в течение лета, чем раньше, тем лучше, прислать мне на электронную почту sola22@ya.ru 5-10 своих поэтических текстов. Мы вместе с автором выберем из них тройку-пятерку лучших текстов из десяти, которые войдут в книгу.

Кроме текстов мне нужны ваша фотография, несколько слов или предложений о себе, контакты, которые вы бы хотели указать для читателей.

Я буду работать над составлением сборника до осени, в сентябре, и в конце сентября Оранжевые Облака станут книгой)
Каждый из авторов-участников вносит 5000 рублей – на печать и продвижение сборника.

И каждый, конечно же, получает 10 авторских экземпляров. Кто не сможет присутствовать на презентациях, получит свою прекрасную десятку по почте)

Мы устроим большой праздник-презентацию в Москве, Питере и в Киеве тоже, вы, по возможности, придёте или приедете, выступите, устроим настоящий праздник.

Я, в свою очередь, буду еженедельно знакомить читателей с самыми интересными авторами сборника.

Лучшие тексты будут рекомендованы в литературные журналы.

Часть тиража будет выставлена на продажу в магазинах, более сотни книг разлетятся по издательствам, литературным клубам и фестивалям, арт-пространствам Москвы, Питера и Киева.

Электронный вариант сборника будет выложен в сети на разных сайтах, литературных порталах, в поэтических пабликах.

ВОТ  - ГРУППА СБОРНИКА ВКОНТАКТЕ
http://vk.com/club96693837

В группе и стихи авторов будущего сборника, и электронная версия "Красной Книги", и все-все новости.

Очень жду авторов!

про добро и зло

Мне кажется, что внешне добро и зло в представителях себя могут быть неотличимы. И те и другие могут совершать одинаковые с посторонней точки зрения поступки. Жестокие. Эгоистичные. Импульсивные. Трусливые. Подлые. Все молятся, когда им страшно и все хотят, чтобы их любили. Все любят деньги, власть и славу. Все боятся смерти и быть отвергнутыми.
Но тем не менее, мне кажется, что есть люди хорошие и люди плохие. Скорее всего, ими почти рождаются или становятся в раннем детстве. Хороший человек может думать, как плохой, но недолго и с последующими рефлексиями. Он ищет свои заблуждения и неправоту. Плохой человек также может мыслить как хороший, но истинные его мотивы, его ядро – остаются плохими.
За основу разделения я беру – мотивы, мотивы и только мотивы. Мотивы! Я написала  - МОТИВЫ! Не дискутируйте со мной о не-мотивах, пожалуйста, мы уйдем в дебри истории и фактов с различными последствиями.
Вот такая «детская» структура, которая лично мне кажется все более справедливой, правдивой и полезной в практическом применении, ибо добру нужна помощь в выявлении зла. Добру от этой таблицы теплее не станет. Злу станет злее. Злу это не нужно и неинтересно, а добру - может пригодиться. Я на всякий случай припишу, что ни в коем случае не претендую на - короче ни на что не претендую, просто я руководствуюсь такими вот мнениями для того чтобы сталкиваясь с людьми, чьи мотивы - плохие - делать выводы быстрее. Ибо нафига мне рядом плохие люди)
Таблицу я продолжу. Есть идеи - давайте продолжим вместе.

Добро Зло
Помнит свои плохие поступки, говорит о них. Мало говорит о хороших и редко помнит их. Помнит свои хорошие поступки, говорит о них. Не говорит о своих плохих поступках, или оправдывает их обстоятельствами.
Не любит, когда его благодарят. Очень любит, когда его благодарят.
Ищет мотивы, сомневается в своих мотивах. Не анализирует свои мотивы. Очень краткие мысли о мотивах действий.
Прикрывается напускной грубостью. Прикрывается напускной вежливостью и доброжелательностью.
Своего комфорта достаточно для удовлетворённости. Для удовлетворённости нужно, чтобы кому-то было плохо.
Считает, что он не распределитель «истинного места» других людей. «Кто он такой?» Хочет указать человеку его место. Возмущён и расстроен, когда кто-то в чем-то его превосходит. Ищет изъяны в других.
Недоволен собой чаще, чем доволен. Доволен собой чаще, чем недоволен.
Размазанные границы иерархии. Может считать успешным счастливого. Ведёт себя одинаково с людьми разных социальных статусов. Любит иерархию. Чётко делит людей на успешных и неудачников. Поведение с теми и другими наглядно разное.
Огорчается, когда посторонний человек попадает в неловкую ситуацию, унижающую его достоинство. Радуется, когда посторонний человек попадает в неловкую ситуацию, унижающую его достоинство.
Старается обойти «слабое место» другого в общении с посторонним человеком. Старается подчеркнуть «слабое место» другого в общении с посторонним человеком.
Анализирует, ставя себя на место другого в конфликте. Ищет доводы собственной неправоты. Не ставит себя на место другого человека, не анализирует свою конфликтную позицию с точки зрения другого, ищет доводы собственной правоты.
Знает про себя, что он, скорее, - плохой человек с точки зрения морали. Знает про себя, что он не хуже других как минимум, и гораздо лучше большинства именно с моральной точки зрения.
«Копается в себе», знает, что такое не спать от мук совести, даже если нет свидетелей. «Не копается в себе». Знает, что такое плохо спать, когда у твоих плохих поступков есть свидетели.
Совершив несправедливость в отношении незначимого человека, ощущает ее, как царапину. Чувства незначимых и неполезных людей вообще никак эмоционально не переживаются.
Не хочет, чтобы ему завидовали. Восхищались, гордились, уважали – да, но завидовали – нет. Хочет, чтобы ему завидовали. Чтобы кто-то испытывал негативные эмоции от сравнения себя с ним.
Злится или расстраивается от непонимания мотивов. Злится или расстраивается от непризнания действий.
Хочет, чтобы в нем нуждались. Хочет, чтобы от него зависели.
Считает, что его эмоции – не объективный повод для злости, мести. Считает, что его эмоции – объективный повод для злости, мести.
Преодолевает себя, но уверен, что это у него получается очень плохо. Не преодолевает себя, но уверен, что часто успешно преодолевает себя.
Радуется успехам других, радуется чужой радости. Радуется успехам других только если может присвоить себе часть этого успеха или поучаствовать в празднике.
Считает, что он сделал мало хорошего другим. Считает, что он сделал много хорошего другим.
Прочитав таблицу, может испытать радость или чувство поддержки. Прочитав таблицу, испытает раздражение и поставит под сомнение моральные, материальные или физические качества автора)

 
ура! уже почти месяц жж не давал мне постить посты, то есть я их писала, а он их не выпускал. хотя ничего особенного там и не было. отвыкла даже, перешла на фб мирно.

...

Я катастрофически встаю и встаю без пятнадцати шесть, в минуту зарождения рассвета, и к моменту готового кофе уже светло и все, день начат.
А вечером сегодня одна птица нашла настоящий милицейский свисток, уселась на дерево напротив и свистела в него часа полтора. Настоящий свисток - это очень громко, и звук - в точности. А теперь кто-то в кустах скрипит качелью, низким таким именно скрипом качели, методично, с качельной частотой. Давно. И я уже хочу спать, потому что я катастрофически встаю и встаю без пятнадцати шесть...

...

мир ненужностей, мир как мор, делегат потолков и мер.
мир – два ломтика груши, миндаль, розмарин, грюйер.
повторимо вкусно, повторимая карусель, спираль, круги, механический вальс, иногда – фокстрот.
мир «кому и как повезет».
целый мир, где я сказочно не причем,
безнаказанно прячусь, раздумывая пока
отлучиться на пять минут, отлучиться от церкви, офиса, адреса, имени, белой волной, лучом
отлучиться от тяжести языка.

...

Ехала сейчас, нежарко, начало заката, тайская пара играет в бадминтон (не писала никогда это слово), хорошо. Я – удочка без лески, вот кто я сегодня. Ну не назвать же удочку без лески палкой, удочка все равно, но не рыбалит. Синие, очень синие птицы кучкуются на пальме, я работаю-продираюсь через города-деревни итальянской Лигурии, вспоминаю Италию, завтра на виза-ран – вот гадость, конечно, подъем в 4, паром, 9-10 часов до Малайзии и обратно, снова паром с уже не впечатляющими (потому что надо, значит – навязано, значит – не хочу) островами, охренительным восходом и закатом в море (навязано – не хочу))), ветром, детьми-школьниками на пароме (черноволосые девочки в серо-синей школьной форме сидят на полу парома и играют ладонями так – ну как все дети, как наша «дюба-дюба»), а сейчас на горизонте плывут алые паруса, настоящие алые паруса, такой корабль прогулочно-понтово-экскурсионный, но издали его туристичности не существует, ее можно передумать, остаются алые паруса на фоне серо-оранжевого сегодня заката. Там, наверное, Грей.

ранним утром

Наткнулась у Бродского в "Набережной Неисцелимых" на цитату Акутагавы Рюноске: "У меня нет принципов, у меня есть только нервы". Из сотен относительно верных мыслей, применимых к себе, встречающихся или очень часто, или крайне редко (смотря как применять), эта - просто истина какая-то. Так что вторю, а точнее - трерю, раз повторяю за двумя: у меня нет принципов, у меня есть только нервы. Открытие. Открытие, да.

...

Сказать: окей, выбрал старые корабли, меня, как лоха, грамотно развели, где были цифры-буквы теперь – нули, пора на рею. И кто на шлюпках, те напряглись – смогли, а ты, так близко тонущий от земли, от берегов, где столько огней вдали тебя не греют.
Ты – чайка, недолетевшая пару верст, ты – черствый пряник, нечисть, бездомный пес, ты - пыль, летящая с чьих-то чужих колес, сто сорок скорость. Мир - фиолетовый ужас, и ты замерз, и все, что нажито, – пены соленой горсть, ты мимолетный, тонущий жизни гость – случайный то есть.
Тебя, по Дарвину, скоро снесет на дно, вот звезды, волны, на посошок вино, и лишь медузы, кажется, заодно - в бурлящий блендер. Но есть сюжеты – старенькое кино, где всем героям загодя решено, кому и как «жили-были», «давным-давно», и хеппи-энды.
Сказать: окей, неправильное чутье, раз самое чужое берешь в свое, снаружи будто люди, внутри – гнилье, и ты такой же. Смотри, их скоро сплющит и разорвет, беги, пока слетается воронье, набей поярче: «кыш, не влезай – убьет» себе под кожу.
Тебя кормили родиной – три куска, тебя поили родиной – три глотка, теперь от вкуса хлеба и молока тебя воротит. Ты плюнул, взял рюкзак: мне пора, пока, сбежав туда, где море и облака, но тень твоя все так же не по пескам - по лужам бродит.
Сказать: окей, неважно, где чей причал, того, кто нужен – просто не повстречал, и нет здесь правил, кармы, концов, начал, все очень просто. Смотреть, как на ладони горит свеча, ты – капля моря, целое, а не часть, ты этот мир неправильно изучал с болезнью роста.
Снаружи - то же самое, что внутри, и есть свои – такие же бунтари, и в них живое теплится и горит, орлы и тигры. И ты не тонешь, просто ты - рыба-кит, и океан не стонет, а говорит, и жизнь – не пляска смертников, а ретрит – смотря, что выбрать.

...

Слишком много химии в яркой шипучке-завтра,
Лучше – залпом.
Отпечатки правды - черным на белом - смывает вера.
Явь, как Дама, пригласившая Кавалера-
Сон. И все сбывается так внезапно.

Кто-то смотрит в карты – близко - слева, из-за плеча.
Джокер – гений, он ляжет сам.
И пока сон и явь крутят бедрами ча-ча-ча,
Тот, кто все же освоил великое чудо - молчать,
От него не откажется.